Любые места на любые спектакли!
Опера Царская невеста в Большом театре

билеты на оперу «Царская невеста» в большом театре

Московский сотовый телефон: Контактный номер телефона, позвонив по которому вы можете заказать доставку билетов на оперу "Царская невеста" звонить с 9 до 21 ч.

 

Либретто оперы «Царская невеста»

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
„НЕВЕСТА"

Проходная палата в царском тереме. В глубине против зрителей дверь в царевнины покои. Налево, на первом плане, дверь в сени. 0кна с позолоченными решетками. Палата обита красным сукном; лавки с узорочными полавочниками. Впереди, с правой стороны, парчевое „место" царевны. С потолка на позолоченной цепи спускается хрустальное паникадило. Собакин стоит неподалеку от царевнина „места", в раздумье опустив голову.

СОБАКИН.
Забылася... авось полегче будет. Страдалица!
Так вот какое горе послал господь мне за грехи.
Не думал, не гадал я: дочь царевна, я сам боярин, сыновья бояре; чего ж еще? Во сне то даже счастье, счастье такое не приснится никому. А тут иное! Где б веселиться, а ты горюй, на дочь свою бедняжку глядя, и сердце надрывай, помочь не зная чем.

САБУРОВА (входит, из покоев царевны).
Ты не грусти. Бог милостив, царевна поправится. Ну, дело молодое, так что-нибудь.

СОБАКИН.
Нет, видно, что не так.
Ей не с чего, кажись бы, вдруг свернуться, а люди добрые нашлись видно.

СЕННАЯ ДЕВУШКА. (вбегает.)
Боярыня! Царевна пробудилась. (Уходит.)

САБУРОВА. Сейчас, Сейчас. (Вбегает царский истопник.)

ИСТОПНИК. Боярин с царским словом! (Уходит.)

САБУРОВА. Пойти скорее доложить царевне. (Уходит.)

ГРЯЗНОЙ. Большой поклон боярину Василью Степанычу!

СОБАКИН (откланиваясь.) Поклон тебе, боярин!

ГРЯЗНОЙ.
Великий государь меня холопа прислал с докладом к дочери твоей, а нашей государыне царевне, что лиходей ее во всем сознался, и государев чужеземный лекарь берется излечить ее недуг.

СОБАКИН. А кто же лиходей?

ГРЯЗНОЙ.
Я говорю, что мне указано. Ступай же, доложи. (Собакин уходит.)
Она больна и плачет и горюет. Примета есть, что то недуг любовный...
Не смею вымолвить... одно лишь знаю:
за то, чтоб раз еще взглянуть на Марфу,
я по локоть отсечь себе дам руку.

ГОЛОС МАРФЫ (за сценой). Пустите! Я сама хочу все слышать.

Марфа выбегает бледная, встревоженная, летник ее в беспорядке, волосы растрепаны, на голову небрежно накинут золотой венец. Сабурова, Дуняша, сенные девушки стараются удержать ее.

САБУРОВА И ХОР СЕННЫХ ДЕВУШЕК.
Опомнись, государыня царевна!
Напрасно беспокоиться изволишь, идешь к боярину.
Ему не след бы увидеть очи ясные твои.

МАРФА.
Пустите! Пустите! (Вырывается от них и садится на „место".)
Боярин, подойди, я слушаю.

ГРЯЗНОЙ.
Великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич меня прислать с поклоном соизволил и о здоровьи наказал спросить.

МАРФА (встает}.
Да я здорова, я совсем здорова! Я слышала: сказали государю, что будто бы испортили меня. Все это ложь и выдумка!

Из сеней входит Малюта с несколькими боярами и останавливается у двери.

ГРЯЗНОЙ.
Дозволь держать другую речь.
(Марфа наклоняет голову в знак согласия и беспокоим взглядывает на Грязного.) Ивашко Лыков покаялся в намереньи бесовском тебя поганым зельем извести, а государь велел его казнить; и сам я недостойною рукою злодею прямо в сердце угодил. (Кланяется.)

МАРФА. Ах! (Вскрикивает и падает без чувств; общее смятение.)

ХОР. Загублена страдалица царевна!

ГРЯЗНОЙ. Что с ней?

САБУРОВА, ДУНЯША И СОБАКИН. Опять припадок, как намедни.

ХОР. Загублена страдалица царевна!

ДУНЯША. Нет, не верится нам.

САБУРОВА. То не Лыков Иван.

ДУНЯША И САБУРОВА.
Иные нашлися, злодеи лихие, чья рука поднялася без страха,
не дрогнув, на дело такое? Кто взял на душу грех?

Бедняжку безбожник зельем злым напоил,
иль заклятьем сгубил; задаром погибла.

СОБАКИН.
Не может быть того, чтоб Ваня грех свершил! То лихой оговор!
Или под пыткой злой оклеветал себя? Не стерпел тяжких мук?
Но кто же, чья рука поднялась? Сгубили дочку, сгубили жизнь!

ХОР.
Нельзя без слез смотреть на бедную.
Кровинки нет в лице, закрыты очи, не дышат помертвелые уста.

ГРЯЗНОЙ.
То белый цветик скошенный лежит,
иль пташка то с подстреленным крылом, бедняжка?
Неужто я виной, и мой тот грех?

МАЛЮТА. Царь Иван, несчастлив ты, нет тебе на жен удачи.

ХОР. Загублена страдалица царевна!

Марфа приходит в себя.

САБУРОВА, ДУНЯША И ГРЯЗНОЙ. Никак она очнулась!

СОБАКИН. Очнулась!

МАРФА. (Грязному.)
Ах, что со мной? Ты жив Иван Сергеич? Ах, ах, Ваня, Ваня!
Что за сны бывают! За пяльцами мне вдруг вздремнулось, и снилось мне, что я царевна.

ГРЯЗНОЙ. Опомнись, государыня царевна!

МАРФА. Что царь меня в невесты выбрал, что разлучили нас с тобою.

СОБАКИН. Молчи, молчи! Не поперечь, боярин!

САБУРОВА. Опомнится, ведь милостив господь.

ДУНЯША. Ведь милостив господь.

МАРФА.
Сказали будто мне: царевна! Жених твой прежний лиходей.
Его теперь за то и судят, что извести тебя хотел.
Что было тут, как грудь мне жгло, как страшно в голову стучало!
Как я во сне не умерла!

ГРЯЗНОЙ.
Нет сил снести! Так вот недуг любовный!
Обманул ты меня, обманул басурман!

МАРФА.
Дальше снилось мне... Ох, этот сон!... в палату вошел Грязной. и говорит, что он тебя зарезал. Хорош же дружко! Ай, Грязной Нашел же чем невесту тешить.


ГРЯЗНОЙ. Но разведаюсь я с лиходеем моим.

МАЛЮТА. Нет, едва ли свадьбу с ней нам играть.

ГРЯЗНОЙ.
Ой ли? Грязной тебя еще потешит.

Бояре! Я... я грешник окаянный!
Я Лыкова оклеветал напрасно,
я погубил невесту государя! (Общее изумление.)

МАЛЮТА Григорий, что ты, что ты? Бог с тобой!

ХОР. (бояре) Опомнися! Ведь сам себя ты губишь.

МАРФА (Грязному}.
Ты говоришь, что снам не надо верить. Да сон то не простой?

ГРЯЗНОЙ.
Страдалица! И я тебя сгубил, и сам еще, и сам поднес тебе отраву.

МАЛЮТА. Безумный, что ты сделал!

ГРЯЗНОЙ.
Да, безумный: она давно меня с ума свела.
Но видит бог, что сам я был обманут.
Я зелья приворотного просил, приворожить к себе хотел царевну я, затем что я любил, любил ее, люблю, люблю, как буйный ветер любит волю.

САБУРОВА, ДУНЯША, СОБАКИН, МАЛЮТА И ХОР.
Молчи злодей! Ты смеешь про царевну так говорить? Скорее уведите!

МАРФА (Грязному.)
Иван Сергеич, хочешь в сад пойдем.
Какой денек, так зеленью и пахнет.
Не хочешь ли теперь меня догнать? Я побегу,
Вон прямо про дорожке... (Хлопает в ладоши.) Ну... Раз, Два, Три.
(Бежит. Останавливается.)
Ага! Ну, не догнал! А ведь совсем задохлась с непривычки.
Ах, посмотри, какой же колокольчик я сорвала лазоревый!
А правда ли, что он звенит в Ивановскую ночь?
Про эту ночь Петровна мне говорила чудеса.
Вот эта яблонька всегда в цвету...
Присесть не хочешь ли под нею?
Ох, этот сон! Ох, этот сон!...
Взгляни, вон там над головой простерлось небо, как шатер.
Как дивно бог соткал его, соткал его, что ровно бархат синий.
В краях чужих, в чужих землях такое ль небо, как у нас?
Гляди: вон там, вон там, что злат венец, есть облачко высоко.
Венцы такие ж, милый мой, на нас наденут завтра.

ГРЯЗНОЙ.
Нет, нет, не стерпеть! Веди меня, Малюта, веди, на грозный суд, веди!
Но прежде дай мне себя потешить, дай мне с немцем разведаться!

ЛЮБАША. (выбегает из толпы сенных девушек.)
Разведайся со мною! Ты про меня и позабыл, голубчик!

Подслушала я с немцем разговор твой. Себе я тоже выпросила зелья.
Ты за свое отсыпал денег много, я за свое дешевле заплатила.
Но зелье-то мое хитрей немного будет, с него как раз зачахнет человек.

ГРЯЗНОЙ. Что ты сказала?

ЛЮБАША.
Человек зачахнет, потом умрет.
Я зелье подменила, а ты его моей разлучнице поднес.

МАРФА. Иван Сергеич, с кем это Дуняша разговорилась?

ЛЮБАША. Слышишь? Зовет!

ГРЯЗНОЙ (хватаясь за нож.) Проклятая!

ЛЮБАША.
Ну чтож, убей скорей!
Ведь знаешь сам, ты загубил мне душу, ни слез моих, ни просьб не пожалел. Губи же вдосталь! Режь меня, разбойник!

ГРЯЗНОЙ. Так на ж тебе! (Ударяет ее ножом.)

ЛЮБАША (опускаясь -на землю). Спасибо! Прямо в сердце!.. (Умирает.)

МАЛЮТА (наклоняясь над Любашей). Бедняжечка!

САБУРОВА И ДУНЯША. Батюшки, зарезал!

МАЛЮТА. И Грише конец приходит.

СОБАКИН И ХОР. Зарезал! Скрутите руки!

Опричники и бояре бросается к Грязному.

ГРЯЗНОЙ.
Не троньте, дайте, дайте мне проститься с нею.
Страдалица невинная, прости! Прости меня!
За каждую слезинку, за каждый стон, за каждый вздох твой, Марфа, я щедрою рукою заплачу.
Сам буду бить челом царю Ивану и вымолю себе такие муки, каких не будет грешникам в аду. Прощай! Прощай!

Его уводят. В дверях Грязной. в последний раз оборачивается к Марфе и посылает ей прощальный взгляд..

МАРФА. Приди же завтра, Ваня!

МАРФА, затем САБУРОВА, ДУНЯША, СОБАКИН, МАЛЮТА И ХОР.
Ах, посмотри, какой же колокольчик я сорвала лазоревый!
А правда ли, что он звенит в Ивановскую ночь?

Конец.
 

Действие: Первое | Второе | Третье | Четвертое

  Источник: Юрий Димитрин. "ЛИБРЕТТО ВО СНЕ И НАЯВУ".
  Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru  
Copyright © 2007 – 2014 ЧА «Царская невеста»