Любые места на любые спектакли!
Опера Царская невеста в Большом театре

билеты на оперу «Царская невеста» в большом театре

Московский сотовый телефон: Контактный номер телефона, позвонив по которому вы можете заказать доставку билетов на оперу "Царская невеста" звонить с 9 до 21 ч.

 

Либретто оперы «Царская невеста»

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
"ДРУЖКО".

Горница в доме Собакина. Направо три красные окна; налево в углу изразцовая печь; подле нее, ближе к авансцене, сенная дверь. На заднем плане посредине дверь; на правой стороне стол перед лавкою; на левой у самой двери поставец. Под окнами широкая лавка. Собакин, Лыков и . Грязной сидят на лавке у стола.

СОБАКИН.
Что господа гневить, Иван Сергеич, семейка нас изрядная!
Ведь дома-то с полдюжины осталось молодцов. Что господа гневить!
Бывало я всегда за стол садился сам-двенадцать, ребят вот поженил, так стало меньше.

ЛЫКОВ.
Когда же дочь-то ты пристроишь к месту?
Пора бы нам, названный тесть, веселым пирком, да и за свадебку.

СОБАКИН.
Пора бы. Да, вишь, покамест не до свадьбы.
Намедни государь приговорил смотреть всех девок, что сюда свезены.
Мою Марфушу тоже прописали...

ЛЫКОВ. Ее зачем?

СОБАКИН.
Дуняшу тоже. Всех-то было девок две тысячи, а нынче вот пошло на перечет двенадцать. (Грязной встает из-за стола.) Что с тобой, боярин?

ГРЯЗНОЙ. Нет... должно быть так... пройдет.

СОБАКИН. Иван Сергеич, полно, полно, не кручинься!

ЛЫКОВ. Женюсь ли, нет ли, то весть бог.

СОБАКИН. Могу ли я нарушить слово?

ЛЫКОВ. А сердце чует: быть беде.

СОБАКИН. Я сам бы рад покончить дело.

ЛЫКОВ. Ее люблю я больше жизни.

СОБАКИН. Мы обождать должны маленько.


ЛЫКОВ.
Мне без нее прожить не долго, промаяться на свете.
Но как же быть мне и что же делать? Ведь я слуга царю и государю.

ГРЯЗНОЙ.
Застыла кровь... что если вдруг! Но нет, того не может быть.
Ведь не одна ж она, ведь их двенадцать.
Бог даст, избудем мы беду.
А зелье поможет Марфе суженого выбрать.

СОБАКИН.
Ты не тужи, найдутся лучше Марфы.
Вот государь всех девок пересмотрит, тогда и мы свою сыграем свадьбу.

ГРЯЗНОЙ (подходя к Собакину) А я уж сам и в дружки назвался.

ЛЫКОВ. Коль быть чему, того уж не минуешь.

СОБАКИН.
Нет, нет, Иван Сергеич, не грусти, и попусту, дружок, не убивайся.
Ведь дружко есть у нас, приданое давно готово.

ГРЯЗНОЙ. Разве в дружки не позовешь?

ЛЫКОВ. Боярин, в чести этой мне едва ли откажешь ты.

СОБАКИН. За свахами теперь, кажись, не станет дело, за короваем тож.

ГРЯЗНОЙ. Спасибо друг! Собакин

СОБАКИН (вставая.)
Ну-ка я Петровне велю медку из погреба достать.
Тем временем Марфуша подойдет с Дуняшей, да с Сабуровою Домной Ивановной.
(Уходит в среднюю дверь.)

ЛЫКОВ.
Скажи, боярин, если б, как я, ты был просватан и невесту свою любил, как я, ты что бы сделал?

ГРЯЗНОЙ.
Что сделал бы? Пускай во всем господня будет воля!
Не наложить же руки на себя.
Ведь я и сам взлюбил твою невесту и сватался, да получил отказ.
Так что ж тут делать? Разве девок мало?
Не эта, так другая, все равно.
Я сам еще к вам в дружки набиваюсь,
и мне же любо ваше милованье.
Пошли, господь, совет вам да любовь!

Входит Собакин со стопой меда и чарками.

СОБАКИН.
А вот и мед и чарочки. Прикушай, боярин. Ваня, прихлебни, голубчик. Никак они? Калиткой кто-то хлопнул.

Входит Домна Ивановна Сабурова.

Они и есть! Ну что, какие вести?

САБУРОВА. Ах, батюшка! Дай дух перевести!

СОБАКИН. А где же девки?

САБУРОВА.
Да пошли в светлицу снять охабни.
Вот, батюшка Василий Степанович, мне радость-то какую послал господь!
Ты знаешь ли, кормилец, ведь государь с Дуняшей говорил.

СОБАКИН. Нет! Расскажи-ка.

САБУРОВА.
Вот, батюшка, впустили нас в хоромы, поставили всех девок вряд.

СОБАКИН. И наших?

САБУРОВА.
И наши тут же. Дуня-то стояла так, с краешка. Марфуша-то подальше.
Ну уж и девки! Нечего сказать; все на подбор, одна другой красивей.
И как же все разряжены! Чего уж тут не было!
И бархат, и атлас. Что жемчуг на Колтовской одной!
Сгодя маленько, ан идут бояре. "Царь, царь идет!"
Мы наземь повалились, а как уж встали, видим: царь идет, а с ним царевич. Кругом бояре. Как взглянет государь, что ясный сокол, в хоромах словно посветлело. Вот мимо раз прошел, другой и третий, с Колтовской шутить изволил, что жемчуг ей чай руки оттянул. Спросил Дуняшу, чья она такая, откудова, который ей годок? Распрашивал, а сам все улыбался. А на твою-то посмотрел так зорко.
Дуняша-то сначала заробела и шопотом бормочет про себя; а он все с лаской, да с улыбкой. Гляжу, совсем оправилася девка: и говорит, и, почитай, смеется; глазенки так и светятся, вся раскраснелась моя ясочка, сама, ну маков цвет, алеет, да и полно.

СОБАКИН. Так стало быть не. кончены смотры?

САБУРОВА. Не знаю уж, кормилец, мой, не знаю.

СОБАКИН.
А что и впрямь, как знать?
Ты вот у нас, а к твоему хозяину, быть может, пришли бояре с царским словом. А?

САБУРОВА.
Шути, шути! А если б довелося, пришел бы сам с поклоном.
Пойти пугнуть мне девок: заболтались. (Уходит.)

СОБАКИН. Пойду и я, велю кой-что повынуть. (Уходит.)

В горнице начинает темнеть. Грязной в задумчивости садится у стола.

ЛЫКОВ.
Неужели Дуняша? Быть не может! Ужель господь мне Марфу сохранил?
Ужель могу назвать теперь без страха мою голубку милою супругой?


Туча ненастная мимо промчалася,
Солнышко снова над нами взошло.
Мне возвратили тебя, ненаглядная,
Доля счастливая снова нас ждет.
Стану тебя я, и холить, и нежить,
Стану лелеять голубку мою.
Теплой заботою, лаской любовною
Будем друг другу мы жизнь услаждать.
Как я боялся-то, как я тревожился!
Но, слава богу, теперь отлегло.
Мимо промчалася туча ненастная,
Солнышко снова над нами взошло,
Солнышко снова над нами взошло.

ГРЯЗНОЙ.
Ведь я же говорил тебе: не надо заранее тужить и горевать;
теперь и сам ты видишь, что на свадьбе у тебя мне быть хмельному.
Погоди же, вот дай войти сюда твоей невесте, я нынче же поздравлю вас.
А кстати и мед здесь есть.

ЛЫКОВ. Налей, налей, боярин.

ГРЯЗНОЙ. Вишь как темно...

ЛЫКОВ. Ты отойди к окну.

ГРЯЗНОЙ.
И то! (Отходит к окну. Наливает и ставит на стол.)
Ну вот и женихова чарка. Теперь невесте.

Берет другую чарку, отходит к окну и, повернувшись спиною к Лыкову, поспешно сыплет в чарку порошок, который был у него за пазухою. Затем он наливает меда, ставит чарку на поднос.

Вот и все готово.

Входит Собакин, со свечами; за ним Марфа, Дуняша, Сабурова и девушки из прислуги Собакиных. По знаку Грязного Лыков подходит к Марфе и становится рядом с нею; Грязной. подносит им чарки на подносе.

ГРЯЗНОЙ.
Побольше жениху.
(Лыков берет чарку и кланяется}.
Поменее невесте!
(Марфа отпивает немного, ставит чарку на поднос и кланяется.)
Как исстари ведется, всю до дна.
(Марфа допивает и кланяется. Петровна обносит всех медом.)
Дай бог, чтоб дом у вас всегда был чашей полной, чтоб полон был всегда казною золотой.

МАРФА И ЛЫКОВ (с поклоном}.
Благодарим тебя за ласковое слово. Пошли господь тебе счастливый, долгий век!

САБУРОВА, СОБАКИН, ДУНЯША, ГРЯЗНОЙ.
Совет вам да любовь, в согласьи век прожить.
Дай бог вам долгий век, дай бог счастливый век,
В совете да в любви, дай бог вам ясных дней, счастливых дней!
Совет да любовь!

МАРФА. Благодарим за ласку всех, спасибо вам!

ЛЫКОВ. Спасибо вам, благодарим за ласку всех!

ХОР. (девушки.)
Будь здоров Иван свет Сергеевич,
Со невестою своею красною!
Век вам жить в любви, в счастьи, в радости,
Ото всех людей в чести, почести!

САБУРОВА.
Повеличать бы нам с невестой жениха.
(Девушкам.)
Сама я запою, а вы мне подтяните.
(Запевает.)
Как летал сокол по поднебесью,
Как летал удалой по широкому.

ХОР.
Увидал сокол из поднебесья,
Увидал удалой лебедь белую.
Опускался сокол да ко лебеди,
Он садился рядком да на бережке,
Обнимал удалой ее крылышком,
Часты перышки ей разглаживал.

САБУРОВА, ДУНЯША.
Обнимал ее крылышком.
Не сокол то был, добрый молодец.
Иван молодец свет Сергеевич.

ХОР.
Увидал то он лебедь белую,
Увидал свет Марфу Васильевну,
Приходил он к ней на широкий двор,
Он садился с ней на крылечушко.
Говорил он ей слова ласковы,
Покорил удалой сердце девичье...

САБУРОВА и ДУНЯША.
Говорил ей слова ласковы...

ПЕТРОВНА (вбегает).
К тебе идут бояре с царским словом.

СОБАКИН.
Ко мне? Да ты рехнулась? Петровна. Не рехнулась! Ступай встречать... Чу! Вот они. В Сенях!

Входит Малюта с доярами; Сорокин и прочие кланяются в пояс},

МАЛЮТА.
Василий! Наш великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси пожаловал тебя, велел сказать тебе. {Собакин становится на

колени.) Веленьем божьим, молитвами родителей моих изволил бог мне ныне сочетаться законным браком и в супруги понять твою Васильеву дочь Марфу.

Все поражены; Собакин кланяется в землю.
 

Действие: Первое | Второе | Третье | Четвертое

  Источник: Юрий Димитрин. "ЛИБРЕТТО ВО СНЕ И НАЯВУ".
  Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru  
Copyright © 2007 – 2014 ЧА «Царская невеста»